# Ирина Дричева

Ирина Дричева: «После игры навалилась приятная усталость и мысль: мы победили Англию!»

titleForTagImg

Новая героиня рубрики «Леди Д» – 15-летняя Ирина Дричева. Талантливый полузащитник пополнила «Динамо» этой зимой и почти сразу стала лидером нашей команды.

Как вопреки всему начать заниматься футболом, ради любимой игры в 9 лет переехать из Находки в Москву, выиграть всё в детском футболе и победить Англию на чемпионате Европы – обо всём этом и многом другом наша звёздочка рассказала в интервью клубной пресс-службе.

Ирина Дричева

Дата рождения: 29.08.2006 (15 лет).

Место рождения: г. Находка, Приморский край.

Позиция: левый / правый полузащитник (№7).

В «Динамо»: с января 2022 года.

Предыдущий клуб: ЖФК «Чертаново» (Москва).

Выступает за юношеские сборные России U-16 и U-17.

titleForTagImg
«Если бы не первый тренер, никакого футбола в моей жизни не было бы»

— Ты родилась и провела часть своего детства на Дальнем Востоке, в городе Находка. Какие воспоминания о том времени у тебя остались?

— Я прожила в Находке до 9 лет. Помню о том времени я на самом деле немного – Японское море, куда мы ездили отдыхать, красивая природа, сопки. Вот и всё. Ну а когда начался футбол, я сконцентрировалась уже на нём.

— Когда последний раз была в Находке?

— Пять лет назад. С тех пор, как уехала в «Чертаново» на просмотр, была там всего один раз.

— Как там с футболом? Он там ещё жив?

— Мужские команды есть. А вот женский футбол практически не развивается. Можно сказать, мне повезло, что я вообще начала заниматься футболом.

— Кто сыграл главную роль в том, что ты пришла в футбол?

— Старший брат. Он занимался в футбольной секции и каждый год вместе с командой ездил на сборы, которые проходили у моря. Мы с родителями тоже туда приезжали отдыхать, и я время от времени подключалась к занятиям. На одном из сборов меня заметил мой первый тренер – Александр Александрович Донцов, который и предложил прийти на просмотр.

— Тебе, девочке, предложили прийти на просмотр в команду мальчиков?

— Да, девочек туда не брали. Но меня пригласили на просмотр, всё прошло удачно и меня взяли.

— Ты была первой девочкой в футбольной школе?

— Думаю, да. Уже потом, когда я уехала в Москву и многие в Находке стали узнавать, что я прошла такой путь, женский футбол в городе начал хоть как-то развиваться. По крайней мере, после меня в Находке стали открываться женские футбольные секции.

— Получается, ты первопроходец и вдохновитель женского футбола в Находке?

— Можно и так сказать. Но это всё благодаря брату и первому тренеру. Если бы он не пригласил меня тогда на просмотр, никакого футбола в моей жизни не было бы. Желание играть в футбол было, а вот перспектив для этого нет.

— Родители какую-то роль в твоей футбольной жизни сыграли?

— Вот им точно было без разницы, чем я буду заниматься – футболом или любым другим видом спорта. Это был исключительно мой выбор.

— Чем сейчас занимается твой брат?

— Ему сейчас почти 20 лет. Живёт и учится в Москве, к футболу не имеет никакого отношения. Хотя, как и я, несколько лет занимался в академии «Чертаново».

titleForTagImg
«Уроки делали перед тренировками, после уже не было сил»

— Как ты, занимаясь футболом с мальчиками в Находке, попала в «Чертаново»?

— В Находке я играла в футбол три года. И в какой-то момент стало понятно, что продолжать заниматься с мальчиками уже нельзя, появились ограничения по возрасту. Надо было ехать на просмотр куда-то, где играли только девочки. Первое же приглашение пришло из «Чертаново». И я поехала в Москву.

— Ты полетела из Находки в Москву на просмотр?

— Да, с мамой. Мне тогда было 9 лет, я нигде, кроме Находки, до этого не была. Мама тогда полетела со мной и жила со мной все то время, что я была на просмотре.

— Как всё прошло?

— Меня взяли. Но мест в интернате не было, и я ещё месяца три спала там на раскладушке (улыбается).

— Что было самым тяжелым в первое время, кроме сна на раскладушке?

— Мама уехала, я осталась совсем одна – в 9 лет, в огромном городе. Всё приходилось делать самой, было тяжело. Я иногда даже плакала (смеётся). Но со временем привыкла, освоилась.

— Ты что-то видела за то время, кроме футбола и интерната?

— На Красную площадь съездила (смеётся). Ну а так в основном в моей жизни были футбол и учёба. Хотя нет – помню, мы с мамой только приехали в Москву и сразу пошли с ней на футбол, это был матч «Спартака» и ЦСКА. Но я мало что запомнила, наверное, и так слишком много событий  и впечатлений тогда было (улыбается).

— Твоя команда 2006 г.р. в «Чертаново» была одной из самых сильных по своему возрасту, вы выиграли много турниров, в том числе Юношескую футбольную лигу (ЮФЛ) среди девушек в прошлом сезоне. Почему вы были так сильны?

— Мы много тренировались: у нас были двухразовые тренировки – утром и вечером. На технику, на физическую подготовку, мы пять лет обводили эти стойки... Тяжелее тех тренировок у меня в жизни не было. Я домой приходила убитой.

Но благодаря этим тяжелым тренировкам под руководством Натальи Витальевны Титковой мы потом брали своё на турнирах. Мои техника, дриблинг – это всё благодаря тем тренировкам в «Чертаново».

— Ты вместе с Яной Свистуновой, Ариной Акатьевой и Кирой Петуховой была частью того суперталантливого квартета, про который многие сейчас знают. Какие у тебя были отношения с девчонками?

— Мы с Яной пришли в «Чертаново» раньше всех, поэтому почти сразу сдружились. Общаемся до сих пор, как и наши родители друг с другом, пересекаемся в юниорской сборной. Да со всеми в команде были хорошие отношения!

— Кроме тебя, в «Динамо» сейчас играет Арина Таранченко.

— Да, но она вратарь, а вратари – это всегда отдельная история. Здесь в «Динамо» мы подружились с Дианой Памен. Я помню, как она ещё в «Чертаново» играла, мы несколько раз вместе тренировались, когда меня поднимали в основной состав. А этой зимой на сборах в Турции так получилось, что мы жили в одном номере, подружились, сейчас общаемся.

— Ты много матчей провела на международном уровне против сильных команд. Ты понимаешь, в чем главная разница между нашим женским футболом и европейским?

— Пока мы маленькие, в 15-16 лет ещё играем с европейскими командами наравне, ничем им не уступая. Но когда подрастаем, начинаем играть значительно хуже, проще говоря, проигрываем.

— У тебя есть объяснение, почему так происходит?

— Я не могу это никак объяснить. Это очень странно – почему с возрастом наш уровень так снижается.

— Может, дело в тренерской работе?

— Мне кажется, тренируют везде одинаково. Значит, изначально в чем-то отличается подход к детям, если они так прибавляют, когда вырастают.

— На одном из видеороликов про вашу команду 2006 г.р. ты вместе с другими девочками между играми делаешь уроки. Что это было?

— Нет, это было перед тренировкой. У нас закончились уроки, до начала тренировки было время и можно было сделать домашнюю работу. Это было в порядке вещей – мы же домой возвращались поздно, на уроки уже не оставалось сил (улыбается).

titleForTagImg
«Девочки из Англии были такими самоуверенными»

— В прошлом году ты в составе юниорской сборной России U—17 победила Англию на чемпионате Европы. Какие эмоции были после той победы?

— Когда мы выходили на разминку, чтобы «потрогать поле», девочки из Англии показались такими самоуверенными, какими-то расслабленными. Это чувствовалось.

Нас, конечно, возили всю игру. Я впервые в жизни поняла, как можно возить в игре (улыбается). Бегаешь туда-обратно, буквально умираешь на поле. Мяч мы не контролировали, просто за ним бегали всё время, но в итоге нам повезло – мы забили дважды (смеётся). Матч закончился, навалилась такая приятная усталость и осознание: мы победили Англию!

— Тебе легче играть в сборной или в клубе?

— Однозначно в клубе легче. В клубе всё знакомое, родное, всех девочек знаешь, со всеми хорошие отношения. В сборной в этом смысле тяжелее.

— Ты играешь на позиции флангового полузащитника. Где тебе всё-таки комфортнее – слева или справа?

— Ох, да я везде успела поиграть, кроме позиций вратаря и центрального защитника. Так что мне вообще без разницы, где играть – справа или слева, главное, не в защите (смеётся). В сборной то же самое.

— Ты левша или правша?

— Правой я больше доверяю, но и левая у меня не деревянная. Ударить или сделать прострел могу без проблем.

— В чем твоя главная фишка на поле? Назови свои самые сильные качества.

— Дриблинг на скорости, техника, удар. Ну и прострелы неплохие (улыбается).

— Ты же играла и на позиции нападающего. Почему не осталась там?

— Нападающий – зависимый игрок. Если до него мяч не доведут, он его никогда не получит. Поэтому надо всегда искать свободные зоны. На фланге куда больше свободы и творчества. Можно сделать прострел, сместиться в центр и самому ударить, обыграть соперника и обострить. Нет, свои фланги я не променяю ни на что.

titleForTagImg
«Уже через неделю после приглашения из «Динамо» пришла на первую тренировку»

— Приглашение в «Динамо». Как оно случилось?

— Я знала, что «Динамо» открывает свой женский футбольный клуб, но ждала контракт от «Чертаново». В этот момент позвонил главный тренер «Динамо» Сергей Николаевич Лаврентьев, предложил поработать с ним.

— Долго думала над предложением?

— Нет, уже через неделю пришла на первую тренировку.

— Почему ты выбрала «Динамо»?

— Я вижу в «Динамо» больше перспектив для себя, возможностей для развития.

— Много футбола смотришь?

— Смотрю часто, но в основном европейский футбол – Лигу чемпионов, из клубов – «Атлетико», «Ливерпуль», «Челси».

— Смотрела последние матчи в Лиге чемпионов?

— Да, «Атлетико» с «Манчестер Сити». Думала, что всё-таки «Атлетико» забьёт. Если честно, я расстроилась, надо было всего один гол забить.

— Ты когда-нибудь слышала об интересе иностранных клубов к себе?

— Нет, может и было что-то, но я об этом не знаю.

— Как ты считаешь, надо российским игрокам уезжать в Европу?

— Конечно, я туда и стремлюсь. Считаю, что только так можно достичь высокого уровня. Это нормальное желание для футболиста – играть там, где он будет расти как профессионал.

— В каком чемпионате ты бы хотела играть?

— В любом топовом клубе, но если выбирать – то Англия.

— Твой прогноз – кто-то из российских футболисток в ближайшие годы сможет выиграть Лигу чемпионов?

— Алсу Абдуллина в «Челси» — почему нет? Я в это верю.