# Арина Таранченко

Арина Таранченко: «Сразу стало понятно, что в «Динамо» собирается сильная команда»

titleForTagImg

Новая героиня рубрики «Леди Д» - первая футболистка в истории ЖФК «Динамо», голкипер Арина Таранченко. Наш №1 рассказала о переезде из Петербурга в Москву, волнении перед матчами, профессионализме в 15 лет, своих любимых вратарях, а также представила себя на месте Антона Шунина и Игоря Лещука.

Арина Таранченко

Дата рождения: 20.08.2006 (15 лет).

Место рождения: Санкт-Петербург.

Позиция: вратарь (№1).

В «Динамо»: с декабря 2021 года.

Предыдущий клуб: «Строгино»-2004 г.р. (Москва), «Чертаново»-2006 г.р. (Москва) – 86 матчей, 32 пропущенных мяча.

4 октября 2021 года дебютировала в юниорской сборной России U-17 – в матче юниорского ЧЕ-2022 против Англии (2:0). Всего за национальную команду провела 6 матчей, пропустила 1 мяч.

titleForTagImg
«Занималась легкой атлетикой у тренера олимпийских чемпионов»

— Сколько лет ты занимаешься футболом?

— 4 года, с 11 лет. Вроде поздно пришла, но на самом деле играю в него всю жизнь. Если кратко, я родилась и до 7 лет прожила в Санкт-Петербурге. И мой брат-двойняшка занимался футболом в академии «Зенита», а так как женской команды там ещё тогда не было, я прямиком из детского сада ходила на все тренировки брата, параллельно играла с ним и ребятами во дворе, всегда была командным игроком. Когда мне исполнилось 7 лет, семья переехала в Москву, и уже здесь папа отдал нас обоих в клуб «Строгино», где была женская команда.

— У тебя были варианты в других видах спорта?

— Как раз с 7 до 11 лет я занималась легкой атлетикой – прыжками в длину и в высоту. Одним из тренеров был знаменитый Евгений Загорулько. Но занятия в школе перевели во вторую смену, и с легкой атлетикой пришлось закончить. Если бы это не это, не факт, что я в итоге оказалась бы в футболе.

— У тебя спортивная семья. Не обошлось без влияния родителей?

— Ну мама точно не спортсменка, никогда спортом не увлекалась (улыбается). А вот папа всегда любил спорт – занимался баскетболом и лыжами, дорос в них до кандидата в мастера спорта, но закончил с ними в 18 лет из-за грыжи в спине. Родители знакомы друг с другом с детства: родились в одном маленьком городе - Лука Ленинградской области, ходили там в одну школу. Ну и в то время не сильно ладили (улыбается). Мама была отличницей, занималась танцами, папа наоборот – спортсмен, душа компании. И ещё мой дядя по маминой линии был хоккейным вратарём – играл в сборной Москвы, вызывался в национальную сборную, но из-за серьезных повреждений, которые он получил после аварии, пришлось закончить спортивную карьеру.

— Как у брата складывается футбольная карьера?

— Уточню, что у старшего брата – Прохор старше меня на две минуты (улыбается). Он занимался в «Зените», «Строгино», год провел в «Локомотиве», затем снова вернулся в Петербург, но полгода назад закончил с футболом, к сожалению. Просто стало уже неинтересно, сейчас у него на первом месте образование.

titleForTagImg
«Команда сделала подарок на день рождения – дали пробить пенальти»

— Как получилось, что ты стала вратарем?

— Да как повелось с самого начала во дворе, так и играла вратарем. Мальчишки же всегда говорили: «О, девчонка, ну иди на ворота, ты нам в поле не нужна». Хотя я и в поле играла, а когда оказалась в «Строгино», то вообще играла нападающим, была капитаном команды 2004 г.р., хотя я сама 2006 года. Но так получилось, что вратарь получила травму, я к этому времени подросла, избавилась от лишнего веса (смеётся). Мне предложили поиграть вратарем, я подумала, почему бы и нет – и мне понравилось! Спустя время я оказалась на просмотре в команде 2006 г.р. в «Чертаново». Там уже было два вратаря, но я как-то сразу почувствовала, что ничем не хуже них. Так и оказалось - я почти сразу стала основным голкипером в команде.

— Можно сказать, что ты сознательно выбрала эту позицию?

— Да, конечно. Это был вполне осознанный выбор.

— Но навыки нападающего ты до сих пор не растеряла – можешь и пенальти забить.

— Да, я даже забивала в игре с пенальти, уже будучи вратарём. Мы играли с «Царицыно», счёт был уже крупным, и девчонки сделали мне подарок на день рождения, предоставив пробить с точки. Я не промахнулась (улыбается). Да и сейчас на тренировках постоянно бью пенальти с девчонкам.

— Ты пенальти и забиваешь, и отбиваешь. Как вратарь, скажи – чтобы отразить удар с 11 метров, надо гадать или ждать до последнего и следить, куда полетит мяч?

— Я всегда гадаю. Как говорит наш тренер вратарей Виталий Сергеевич Шадрин, невозможно среагировать на удар, если только мяч не летит в тебя или бьющий слишком слабо пробил.

— Кому во время исполнения пенальти всё-таки легче – нападающему забить или вратарю взять удар?

— Вратарю легче психологически – над ним не висит большая ответственность, что он обязательно должен взять удар. Да и по статистике видно – берётся всего 15-20 процентов ударов с пенальти. Главное быть уверенным в себе, попытаться сбить настрой соперника – руки расставила, ворота закрыла, бьющий уже нервничает.

— Ты работала с тренером вратарей Виталием Шадриным в «Чертаново», сейчас в «Динамо». Расскажи о его подходе к работе с вратарями?

— Виталий Сергеевич никогда не делает акцент на основном вратаре. Для него все во вратарской бригаде – равноценные. Все вратари получают равное время, равную нагрузку, ну и каждая ошибка разбирается. Он всегда понимает твоё психологическое состояние, никогда не будет кричать или как-то накручивать перед игрой. И, конечно, даёт огромный объём знаний по теории игры. На вратарских теоретических занятиях всё разбирается до мелочей: здесь на сантиметр не дошла, тут нога неправильно развёрнута, ничего не упустит, всё объяснит. На тренировках всё так же расписано до мелочей – сегодня мы отрабатываем вводы от ворот, завтра игру кулаком. Настолько тщательно спланированы наши тренировки, что мы развиваем и физическую, и техническую базу одновременно.

— Как тебе его юмор?

— Это вратарский юмор, он очень специфический (смеётся). Не каждый его поймёт, но он очень правдивый. Круто, когда в коллективе такая атмосфера!

— Тогда давай про коллектив. Какие отношения между вратарями в нашей команде?

— С Настей Щервяниной я знакома ещё по «Чертаново». Очень нравится, что она всегда такая спокойная, ну и её левая нога – просто идеально подходит для наших тренировок, работают сразу две стороны. Любит она зарядить, конечно (улыбается). Но это и правильно – в игре никто тебя жалеть не будет. С Ксюшей Антоновой не была близко знакома до «Динамо», пересекались только на турнирах. Она очень серьёзно прибавила за те два месяца, что она в команде, изменения видны.

— Вратари же это вообще как отдельная каста. У вас такое есть?

— Ну если только на поле, когда мы вчетвером отдельно от команды тренируемся. Нет такого, что мы и в жизни отдельно от всех других девчонок ходим.

— Тебе всего 15. В команде есть девочки, которым по 21 и уже есть опыт игры в Суперлиге и сборной. Такая разница в возрасте сказывается на общении?

— Нет, лично для меня это не проблема. Я тренировалась в ЖФК «Чертаново», где капитаном была 27-летняя футболистка и играло ещё несколько девочек постарше меня. Ничего, привыкла, разница не чувствовалась совершенно. Вообще общаться со старшими даже интереснее – у них уже и жизненный опыт, и игровой, многое в жизни повидали (улыбается). У меня так и в школе, кстати. Общаться с более старшими интереснее, чем со сверстниками. Если говорить не только о спорте.

— Ты как вратарь в игре или на тренировке можешь накричать на кого-то из старших девчонок за неудачные действия на поле?

— Что-то подсказать могу, но даже не представляю, как буду кричать на Кристину Комиссарову, например (улыбается). Громко подсказать могу, да, но никогда не срываюсь на крик или тем более мат. Потому что понимаю, что девочки там и так в пульсе бегают. Если на них ещё и кричать, они вообще не будут ничего понимать. Важно подсказать, сориентировать.

— Ты играла с мальчиками в одной команде. Каково это – девушке, тем более вратарю, играть с парнями?

— А я не вижу разницы и не понимаю, зачем нужно как-то это разделять – на поле есть спортсмены, судьи. Полно девчонок, которые играют с парнями, я в этом плане не уникальная. Но если честно, мне больше нравится с девочками, которые могут составить серьёзную конкуренцию.

titleForTagImg
«После приглашения из «Динамо» родители сказали: «Выбирай сама, это твоя жизнь»

— Ты стала первой футболисткой, подписавшей контракт с ЖФК «Динамо». Как ты получила приглашение?

— Перед началом октябрьских сборов в команде России U-17 для подготовки ко второму раунду Евро-2023, куда меня вызвали, папе позвонил Виталий Шадрин, рассказал о предложении «Динамо», я сразу об этом узнала. А в тот момент я была без контракта, тренировалась с «Чертаново» и у клуба был ко мне интерес, но какой-то неопределенный.

Мне дали 3-4 дня на размышления, но я почти сразу на эмоциях приняла приглашение. Во-первых, это «Динамо». Во-вторых, это работа с Виталием Сергеевичем, что для меня сразу огромный плюс.

— Что сказали родители?

— «Выбирай сама, это твоя жизнь». В этот момент зашевелилось «Чертаново», которое узнало о предложении из «Динамо». Но признаюсь, выбор был очевиден.

— На тебя как-то давит факт, что ты первая футболистка «Динамо»?

— Поначалу как-то волновалась из-за этого, а сейчас даже не думаю об этом. Играю, занимаюсь любимым делом.

— Что тебя больше всего привлекло в проекте ЖФК «Динамо», помимо работы с Виталием Шадриным?

— Всегда приятно быть частью того, что только зарождается, пробовать себя в чем-то новом, а не приходить на всё готовое. Ещё один аргумент, который я услышала в разговоре с главным тренером Сергеем Николаевичем Лаврентьевым и Виталием Сергеевичем – имена игроков, которые будут в команде. Стало понятно, что команда у нас будет сильная, с серьёзными задачами. И футбол будет ставиться интересный, не «бей-беги».

— Ты получила первый номер. Это большое значение для тебя имеет?

— Огромная честь для меня. Номер я не выбирала, мне его дали. Может потому что я первая в истории клуба футболистка, да ещё и вратарь? (смеётся). Если бы была возможность выбирать, думаю, я бы тоже взяла №1. Хотя я никогда раньше не играла под первым номером, мне почему-то всегда нравился 12-й номер. Счастливый для меня был!

titleForTagImg
«В Польше не включили гимн, пели всей командой без музыки»

— В октябре ты дебютировала за юниорскую сборную России U-17. И сразу против Англии. Сильно волновалась?

— Самым волнительным оказалось слушать гимн перед началом встречи.

— Перед матчем с Англией включали российский гимн?

— Да. А вот в Польше не включили, и мы всей командой его без музыки спели. Перед Англией я дико волновалась. Слышишь имя соперника – Англия – и тебе даже настраиваться уже не надо. Как будто шла к этому всю жизнь! Я узнала, что выйду на игру в старте заранее. Готовилась, настраивалась, ну а когда прозвучал стартовый свисток, все мысли ушли, осталась только игра.

— Как ты обычно настраиваешься на игры?

— В предыгровой день я стараюсь по минимуму тратить эмоции, быть максимально сконцентрированной, перед сном обдумываю все ситуации и моменты, как я буду действовать в игре. Иногда доходит до того, что я представляю себе, в какой игровой форме я выйду, кто будет капитаном, каким будет построение команд перед началом матча. Прямо до мелочей (смеётся). Просыпаюсь утром уже с настроем, но об игре в день матча стараюсь не думать. Лучше отвлечься, погулять.

— Тебя лучше не трогать до начала игры?

— Нет, можно подойти, поговорить. В день игры можно и пошутить с девчонками, чтобы снять напряжение. Главное не переборщить с юмором.

— Как ты относишься к пропущенным мячам?

— Ох, для меня это всегда беда... Гол, пропущенный в сборной от Бельгии, я неделю вспоминала. Я понимаю, что любой пропущенный мяч – это прежде всего вратарская ошибка, хоть и в череде ошибок игроков других позиций. Отношусь болезненно, могу после игры несколько раз пересматривать моменты, причем не только те, где пропустила. Сразу анализирую, как надо было сыграть, какую позицию занять, почему плохо вынесла мяч. И это не только в играх, я и на тренировках всегда пытаюсь понять, почему случился гол. Тяжело, конечно, когда винишь себя за каждую ошибку, но так уж я устроена.

— Что ты выберешь – победу своей команды со счётом 4:3 или ничью 0:0?

— Победу, конечно (улыбается). Мы же играем на команду, на результат – это самое главное. Хоть я 52 гола пропущу, в следующей игре не выйду, но мы выиграем – да пожалуйста (смеётся).

— Ты уже поняла для себя разницу между детско-юношеским и взрослым футболом?

— Во-первых, это профессиональное отношение к себе. Когда ты ребёнок, то можешь позволить себе поесть перед тренировкой фастфуд, выпить газировку. А теперь ты думаешь, что тебе съесть, чтобы были силы и энергия, да ещё без проблем с лишним весом обойтись! Настрой на игры другой, более серьёзные нагрузки, особенно в тренажёрном зале, требования к самому себе в принципе другие. Задача – как можно дольше сохраниться и облегчить себе спортивную жизнь с точки зрения выносливости.

— Забавно слышать фразу «как можно дольше сохраниться» от 15-летнего человека.

— Да, ну это как с машиной – если заправить её плохим бензином, она долго не проедет. Всегда надо думать об этом, даже в 15 лет (улыбается). Ты подписываешь контракт, становишься профессионалом, будь ответственен за себя и команду.

— Я правильно понимаю, что ты не из тех игроков, которые спят на теоретических занятиях?

— Не помню такого (смеётся). Нет, вратарь должен знать теорию на всех позициях, чтобы контролировать ход игры, подсказывать. Это интересно, особенно смотреть видеонарезки, понимать, где мы недоработали, где я вовремя не подсказала.

titleForTagImg
«Папа – директор шоколадной фабрики»

— Ты родом из Петербурга, но с 7 лет живешь в Москве. Ты считаешь себя уже москвичкой или до сих пор питерская девчонка?

— Конечно, я уже москвичка. Могу перечислить все станции метро, столько времени я в нём провожу (смеётся). Но если сравнивать Москву и Петербург как города, то тут я выберу Питер. Я там выросла, ходила в детский садик, познакомилась с футболом, там живут все мои родственники – бабушки, прабабушки, тёти, дяди.

— То есть часто там бываешь?

— Вот как раз нет. Если съезжу в Петербург один-два раза в год, уже хорошо. Летом во время отпуска и зимой на Новый год. Всё остальное время – игры, тренировки, сборы.

— Любимое место в Питере есть?

— Надеюсь, что тренеры не прочитают (смеётся). Но это пышечная на Большой Конюшенной. Если я приезжаю в Питер, захожу туда обязательно. Пышки – это моя слабость. Не понимаю, как от этого можно отказаться! (улыбается). Ну, потом на беговой дорожке всё это сгоняю.

— Есть ли в Санкт-Петербурге районы, похожие на Чертаново, где ты провела часть своей жизни?

— Честно, я не так много путешествовала по Питеру в детстве. Есть в Петербурге такой район – Девяткино – там угрюмо, конечно, но сейчас там много новостроек, поэтому выглядит всё живенько. А вот Чертаново – специфичный район. И исторический – нет больше района, похожего на него.

— Где ты учишься?

— В 9 классе обычной школы. Раньше это была языковая гимназия, но сейчас стала школой. Помню, как с 5 по 7 класс у нас каждый день было 2 часа английского языка.

— То есть к игре в иностранном клубе ты будешь готова, если пригласят?

— Да, с этим проблем быть не должно. Я думаю, это ещё от родителей пошло. Мама понимает, но не говорит, а папа очень хорошо знает английский, так как он ему нужен по работе.

— Его работа как-то связано с международными отношениями?

- Он – директор шоколадной фабрики. То, что надо для спортсмена (смеётся).

— Серьёзно?

— Это не сильно отражается на количестве шоколада у нас дома. Раз в три месяца папа приносит сладкие подарки, но пока я с тренировки домой приеду, братья уже всё съедят (улыбается).

— Любимый предмет в школе – английский?

— В этом году надо будет сдавать ОГЭ – я выбрала английский и географию. Но на самом деле два любимых предмета сейчас – литература и алгебра. Несмотря на английский и литературу, я совсем не гуманитарий, мне технические науки нравятся больше.

— Как получается совмещать учебу в школе и футбол?

— Ну приходится что-то пропускать в школе из-за сборов или игр, но я девочка неглупая, поняла ещё в 5-м классе, что если создать себе репутацию хорошей ученицы, то дальше эта репутация будет работать на тебя и будет проще с учителями договариваться (улыбается). Сейчас мои хорошие отношения мне очень помогают, но и сама я учёбу не забрасываю. Хотя понятно, что футбол сейчас в приоритете.

— Ты была гостьей «Динамо ТВ» перед матчем со «Спартаком». Как тебе этот опыт?

— Учитывая, как мне трудно дается общение с людьми на камеру, мне очень понравилось. Ну да, квиз по истории дерби «Динамо» и «Спартака» я провалила (улыбается). Было очень волнительно, историю противостояния двух клубов я знаю не очень хорошо, вклад Сергея Николаевича тоже был не слишком весом (смеётся). Поэтому связать свою жизнь именно с этой сферой я точно не планирую.

— Кто в мировом футболе является для тебя примером вратарской игры?

— Если говорить о вратарях в женском футболе, то первоклассных киперов не так много, так как ими никогда не занимались так плотно, как полевыми.  Если говорить о примерах для меня, то это Элли Роубак из «Манчестер Сити». Ей 22 года, она вызывается в национальную сборную Англии. Высокая, худая, у неё огромное будущее.

Безусловно, Диана Пономарёва из «Чертаново». Мы с ней поиграли два года, это настолько талантливый человек! Рост – 181 см, сильные ноги, причем она хорошо играет с обеих ног, трудолюбивая футболистка. Думаю, что скоро она уедет играть в Европу, и я верю, что у неё там всё получится.

Из мужчин-вратарей выделяю для себя Михаила Кержакова. Несмотря на то, что он воспитанник «Зенита», многие его до сих пор недооценивают. Да, он не очень стабилен, но мне очень импонирует его игра на выходах. Мне этого как раз пока не хватает, поэтому тут я беру для себя пример.

— А кто нравится из иностранных голкиперов?

— Слежу за Яном Зоммером из Швейцарии и Кевином Траппом из франкфуртского «Айнтрахта». Зоммер совсем не высокий для вратаря, но такой прыгучий! От его игры на Евро-2020 просто кайфовала. А Трапп – фанатик тренировок и невероятный профессионал!

— Шунин или Лещук?

— Не буду выделять кого-то. Они оба профессионалы, отличные вратари, воспитанники «Динамо». Сказать, что кто-то хуже или лучше, будет неправильно. Тем более, мне как вратарю. Могу сказать одно – наверное, Лещуку не повезло, что он оказался под Шуниным. Не было бы Антона в команде, играл бы Игорь.

— Как ты относишься к конкуренции вратарей?

— Честно, мне очень сложно быть вторым вратарем. Я чувствую себя неполноценной, когда остаюсь в запасе. Выходить в старте – принципиально важный момент для меня. Понимаю, что результат команды важнее, но в целом эта тема болезненная для меня.